Please forward this error screen to piter4. Духовнии мои братие и спостницы, не забудите мене, егда молитеся, но зряще мой гроб, поминайте мою любовь и молите Христа, да учинит дух мой с праведными. Батюшка почил 17 апреля, на Радоницу, не дожив полгода до своего 70-летия. Последние годы батюшка страдал от опухоли головного мозга и поэтому редко когда выезжал за стены обители. Зато к нему тянулись на исповедь, за молитвой и советом сотни людей самого разного положения, в том числе из-за рубежа. Глубокое смирение отца Авеля прятало и его самого, и его духовные дары от излишне любопытных глаз. Но теперь пусть это сокровище заблистает. Отец Авель встал на путь монашества и священства 17 лет назад, когда вступил послушником в монастырь святых Царственных Страстотерпцев, только что основанный.

какой подарок сделать мальчику 13 лет-любит строительство чего-либо

Подробней в видео:

До этого он проходил путь семейной жизни, но так сильно проявилось в нем Божие призвание к монашеству, что он ради него оставил мир и «еже в нем» на 54-м году жизни. Тайна этого призвания от всех сокрыта. Батюшка имел великий дар сострадательной любви к людям. Он брал человека в свое сердце и носил в нем годами. И ты это всегда ощутительно переживал: любовь его согревала душу на расстоянии, молитвенной опекой над тобой.

Кроме того, в его сердце непостижимым образом переплетались и материнская, и отеческая любовь. Мы и пары кратких слов батюшки не способны были услышать, применить и усвоить. И преуспел в этом, как редко кто преуспевает в столь краткий срок монашеских лет. Он вымаливал и выплакивал всех, кто приходил отовсюду. Его терпение и смирение в молитвенном подвиге исцеляли. А мы не осознавали цены этого. К нему можно было прийти на исповедь в десять, в одиннадцать вечера, в полночь.

Как-то летом он исповедовал меня во втором часу ночи, уже на улице. До этого не было возможности, потому что приехали издалека его духовные чада и им было важно решить с ним какие-то насущные вопросы. Сколько людей могли позвонить и этим утешаться! Помню, как лет десять назад батюшка посадил меня в монастырский автомобиль, в котором тогда днями и ночами колесил повсюду, исполняя послушания. Спустя время у батюшки появились наушники. Впрочем, не по причине вреда от излучения, но чтобы лучше было держаться за руль. С какой радостью он делился новостью! Исполнял написанное в нем, ведь, даря книгу, ему завещали такое послушание.

И если кого-то смущали его решения, сделанные по советам этой книги, он умел пошутить насчет себя, чтобы не обидеть святоотеческой правдой других, и все-таки сделать, как книга учила. Один священник, проходивший сорокоуст в Царском монастыре лет десять назад, рассказывал, чем его привлек отец Авксентий: когда братия приглашали батюшку посидеть с ними вечерком в келье за разговорами, он, добродушно им улыбаясь, со смирением отвечал: «Куда мне, старику, до молодежи! Богом, читать, утешать других по телефону. Батюшка Авель всегда умел слушать, слышать и слушаться. Батюшка всегда умел слушать, слышать и слушаться. Он не думал о своей усталости. Как самого послушного, его нагружали послушаниями. Авксентий просыпается и едет посреди ночи в аэропорт, чтобы кого-то из молдавских трудников встретить или отправить на родину за очередной визой. Надо достать щебенку и привезти в монастырь?

Исполняя послушание, батюшка готов был умереть, но довести его до конца. Пару лет назад, когда он, уже будучи болен, служил один Литургию, он упал в алтаре из-за болезни. Алтарник предложил приостановить службу, вызвать «скорую». Но батюшка ответил: «Мы будем служить, и ничего останавливать не нужно». 4298332626730559′,’Елеопомазание у митрополита Тобольского и Тюменского Димитрия. Мерой сострадания батюшки ко всем была скорбь молитвы. К нему ехали отовсюду люди с тяжкими навыками, от которых страдали, и в то же время, не находя сил к полному исправлению, страдали также и от этого своего бессилия, до глубокого уныния. Одно время приходили наркоманы и их матери.

Чудеса, которые происходили по его молитвам, бывали иногда явными. Помню, как одна многодетная мама привела к батюшке шестилетнюю дочку, которая не говорила. Отец Авель служил в Царском храме Литургию, и они обе за ней причастились. А после службы батюшка подозвал маму с дочкой, достал из ларца крест-мощевик и молча довольно долго держал его на голове девочки. Спросил женщину: «Если Машенька попросится в монастырь, вы ее отпустите? Несмотря на всю ту тяготу мятущихся душ, которую он воспринимал на себя как свой крест, батюшка сам исполнял это наставление. За той печатью духовного плача, которой был пронизан его облик, светилась радость.

Даже свои личные скорби и болезни батюшка воспринимал сквозь радость. И отвечал по этому поводу всем сочувствующим: «Вы знаете, выходил из машины и думал, что взлечу по святости». Еще он за время своего монашества ломал ребра, ключицу, перенес гепатит, тяжелый плеврит. Но радость и благодарность Богу за все его не покидала. Он учил своих духовных чад заботиться друг о друге, замечать нужду другого человека и помогать. К концу субботней или праздничной вечерней службы он неизменно начинал спрашивать исповедников, кто сможет довезти до дома тех, у кого нет автомобиля, всех пристраивал: Царский монастырь находится в лесу, и добраться до него из Екатеринбурга непросто. Ради любви он мог нарушить какие-то внешние запреты.

А по правилам храма этого нельзя было делать. За год до своего отшествия ко Господу батюшка стал явно готовить своих духовных чад и исповедников к грядущему расставанию. Он часто ходил на монастырское кладбище послужить панихиду о почивших братиях, говоря: «Я уже качусь в сторону отца Агапита». Чтобы исправить в духовных чадах излишнюю привязанность к себе, начинал называть их на «Вы» вместо привычного годами «ты». Осталось, наверное, сказать о том, с каким душевным и жизненным багажом вступил батюшка на монашеский и пастырский путь. Происходил он из семьи часовенных старообрядцев.