Анафилаксия
АнафилаксияАнафилаксия была исторически первым типом аллергии, описанным еще в древнеегипетских папирусах — согласно этим источникам, от анафилактического шока после укуса пчелы скончался один из фараонов. Это первая категория аллергии, полученная экспериментально Ш. Рише и Э. Портье, вводившими повторно собакам экстракты морских лилий. (1902). Термин «анафилаксия» означает «защита наоборот». Уже в первой работе, посвященной экспериментальному воспроизведению этого феномена, авторы выражают в самом его названии, в концентрированной форме, основное противоречие патофизиологии как науки — противоречие между защитой и поломом.

Большую роль в изучении механизма анафилаксии сыграла тесная дружба двух немецких исследователей — К. Праустница и X. Кюстнера. Разделяя общую любовь к пиву, друзья, однако, придерживались различных традиций в области закуски. Кюстнер не переносил рыбу, которая вызывала у него зудящие волдыри. Взяв сыворотку крови у Кюстнера и введя её Праустницу, друзья сумели показать, что кожа последнего в месте введения сыворотки приобрела способность к образованию таких же зудящих волдырей при внутрикожной инъекции рыбной вытяжки. Реакция Праустница-Кюстнера (1921) доказала, что анафилаксия зависит не от нервной системы, а от наличия в сыворотке растворимого «анафилактогена» и легла в основу кожно-диагностических проб при анафилаксии. Через 2 года А. Ф. Кока и Р. А. Кук (1923) описали атопическую («странную») болезнь, как комбинацию из проявлений сенной лихорадки, экземы, астмы и крапивницы, причём они подметили семейный характер наклонности к этим, до того казавшимся разнородными, заболеваниям и перекрёстную встречаемость их симптомов у предрасположенных индивидов. Таким образом, было описано разнообразие анафилаксии и отмечена роль генетической предрасположенности в её формировании. Важной вехой явилась идентификация «анафилактогенов» или «реагинов» как иммуноглобулинов класса E (К. Ишизака, 1966). По современным данным, в системе регуляции продукции анафилактических антител, решающую роль играет взаимодействие антигенпредставляющих клеток с Т-лимфоцитами (И. С. Гущин, 1993). Основные регуляторные взаимодействия, контролирующие продукцию IgG1 и Е, были описаны выше. Ниже мы возвратимся к детальной характеристике этих процессов.

В зависимости от вида антигена, его дозы и пути введения, а главное — индивидуальных особенностей иммунной системы и, прежде всего, генов ГКГС при ответе на антиген образуются Т-хелперы преимущественно 1-го или 2-го типа. Если в процессе первичного иммунного ответа на антиген образуется достаточно большое число Т-хелперов 2-го типа (способных при активации выделять наряду с ИЛ-2 существенное количество факторов переключения на синтез Е-изотипа иммуноглобулинов — ИЛ-4 и ИЛ-13), то многие из В-лимфоцитов, образовавшихся в результате стимуляции такими Т-хелперами будут после плазматизации (превращения в плазматические клетки) продуцировать, вместо IgG2a, иммуноглобулины G1 (у человека G4) и Е. Эти иммуноглобулины служат при повторном контакте с аллергеном триггерами ранней стадии анафилактической реакции. ИЛ-13 действует слабее, но дольше ИЛ-4. Т-хелперы 2-го типа практически не секретируют ИФНγ и ΤΦΡβ, зато вырабатывают кроме вышеупомянутых индукторов реагинового синтеза еще и ИЛ-5 (промотор роста, созревания, хемотаксиса и активации эозинофилов) и ИЛ-9 (фактор роста мастоцитов).

Установлено, что дифференцировке Т-хелперов 2-го.типа способствуют сами интерлейкина и интерлейкин-13. Дифференцировке Т-хелперов 1-го типа, препятствующих развитию иммунного ответа по анафилактическим «рельсам», способствует интерлейкин-12, выделяемый мононуклеарными фагоцитами при обработке антигенов. Не исключено, что баланс ИЛ-12 и ИЛ-13/ИЛ-4 играет в судьбе процесса решающую роль. Целый ансамбль других цитокинов обеспечивает развитие анафилактического ответа. Как уже отмечено выше, выделение ИЛ-5 вызывает продукцию и активацию эозинофилов, обеспечивающих механизмы поздних стадий анафилактической реакции, а ИЛ-10 препятствует развитию иммунного ответа по нормергическому пути. Интерфероны (особенно, ИФНγ и, в малой степени — ИФНα) сильно тормозят продукцию анафилактических антител. Добавим, что по современным данным продукция анафилактических антител подавляется супрессорными влияниями и требует кратковременного прямого контакта В-лимфоцитов и Т-хелперов 2-го типа. Предполагается, что начальное звено реагиновой антителопродукции стимулируется таким контактом и ИЛ-4, а затем ИЛ-4 усиливает экспрессию на В-лимфоцитах низкоаффинного рецептора IgE — FcεRII. Этот рецептор отщепляет растворимые фрагменты, являющиеся сывороточными IgE-связывающими факторами (IgE-СФ). Последние аутокринно действуют на В-лимфоциты и поддерживают продукцию IgE, вероятно, при участии ИЛ-13, ИЛ-5 и ИЛ-6.

У человека молекулярные механизмы действия IgE-СФ не выяснены, но на грызунах К. Ишизака и соавторами (1989) получены сведения, что СФ, усиливающий продукцию иммуноглобулинов Ε — это высокогликозилированный гликопротеид, а СФ, тормозящий этот процесс — аналогичный, но низкогликозилированный гликопротеид. Степень гликозилирования определяет направление влияния этих биорегуляторов на В-клетки памяти, несущие поверхностные IgE. Степень гликозилирования снижается фрагментами тканевого посредника иммуносупрессивного эффекта кортикостероидов — липомодулина. Под влиянием кининовых медиаторов, выделяемых Т-лимфоцитами, возможно повышение степени гликозилирования. Баланс всех этих регуляторов определяет уровень продукции анафилактических антител. В свете старых представлений об обострении атопических заболеваний при избытке сладкого в диете, новые сведения о роли высокогликозилированных гликопротеидов в неспецифическом усилении анафилактической готовности выглядят вполне уместными. По-видимому, большое влияние на спектр активируемых Т-хелперов и набор выделяемых цитокинов может оказать соотношение доз антигена и антител: показано, что анафилаксия хорошо воспроизводится при небольшом избытке антигена — 5:3 или 3:2, но при соотношении 2:1 — тормозится. А. М. Безредка предложил способ снижения анафилактической готовности — десенсибилизации, путем дробного внутри-кожного и, затем — подкожного введения малых доз анафилактогенного аллергена (1928). Это — так называемая специфическая десенсибилизация (антигеном). При других ГНТ она малоэффективна, а при ГЗТ — не работает совсем. Очевидно, подобное дробное введение меняет субпопуляционный состав активируемых Т-хелперов.

Таким образом, анафилактические реакции это местные или системные проявления гиперергического воспаления, развивающиеся вследствие выделения короткоживущих биологически активных веществ из специальных клеток, поверхность которых снабжена цитофильными иммуноглобулинами, присоединяющими поливалентные Т-зависимые антигены. При анафилаксии, в сенсибилизированном организме, в реакцию с аллергеном при повторной встрече вступают IgE, прочно и длительно связанные своими Fc-фрагментами с мастоцитами, гранулоцитами (базофилами, эозинофилами) и тромбоцитами. В меньшей степени и на более короткий срок (до 24 ч) сенсибилизацию собственных клеток — резервуаров медиаторов способны у человека обеспечивать поверхностно фиксированные не активирующие комплемент IgG4. Обе субпопуляции иммуноглобулинов носят наименование гомоцитотропные антитела или реагины

Просмотров: 264  |  Комментариев: (0)  | 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.