Стресс
1-04-2015, 10:34 | Автор: admin | Категория: Патология » Стресс
СтрессВ данной главе речь пойдет о наиболее неспецифическом общем мобилизационном ответе организма как целого на любой раздражитель, который угрожает гомеостазу реально, потенциально или даже просто является неожиданным. Имеется в виду неспецифический компонент ответа целостного организма на любое предъявленное ему требование (Г. Селье, 1974). Этот компонент называется стресс, и реализуется он при участии нейроэндокринной системы.

В вопросе о том, что такое стресс, как указывали Г. Селье и X. Роулингс (1975, 1981), часто допускают две крайности. Первая — трактовка стресса, как ответа, исключительно, на неприятности — восходит к бытовому пониманию английского «stress» — напряжение, нажим, ударение. Мобилизация нейроэндокринных стереотипов происходит, однако, и при действии таких раздражителей интенсивного характера, которые никак нельзя назвать неприятными — например, при половом акте или в сауне. Даже «неожиданный огромный успех, ведущий к ломке всего жизненного уклада» может вызвать сильнейший стресс (Г. Селье, 1974). Следовательно, стресс — не синоним нервного напряжения и не всегда вызван повреждением.

Другая крайность сформулирована в ранних работах Г. Селье как принцип «Всё есть стресс». Как компонент ответа, мобилизация стрессорного стереотипа входит в состав сложного ансамбля реакций, возбуждаемых самыми разными воздействиями. Ведь это «синдром ответа на повреждение как таковое» (1960). Но это не отменяет того факта, что сами ответы на такие разные раздражители, как поцелуй и подзатыльник, содержат и такие компоненты, которые сильно различаются.

Стресс вызывается стрессорами. Под стрессорами понимают, прежде всего, раздражители, реально угрожающие гомеостазу — боль, гипоксию, голод, антигенную агрессию и необъятное множество других чрезвычайных факторов. Как отмечал Селье «мы не видели вредных стимулов, которые не могли бы вызвать наш синдром» (1960).

Другая группа стрессоров — потенциально опасные раздражители. Если вы увидели в метре от себя змею — этого достаточно для срабатывания стрессорных стереотипов. Стресс начинается до причинения реального повреждения, если на основе опыта, в частности, условных рефлексов, организм предполагает существование опасности.

Наконец, стрессор может, в действительности, не быть опасным. Достаточно его неожиданного характера. Если ваш приятель, из лучших побуждений незаметно подкрался сзади, закрыл вам глаза ладошками и сказал в ухо: «Гав!», то стрессорные изменения в вашем организме будут весьма выражены, даже не смотря на то, что он не имел никаких вредоносных намерений. Стрессогенно то, что вызывает потребность новой адаптации, включений новой приспособительной программы, отказе от старой. Стрессогенна смена стереотипа. По Селье «не имеет значения, приятна или неприятна ситуация, с которой мы столкнулись. Имеет значение лишь интенсивность потребности в перестройке или адаптации.» В этой связи нельзя не вспомнить о выполненных в пятидесятых годах работах грузинского психолога Д. Н. Узнадзе (1966) и его теории установки. По Узнадзе, сознание в полной мере включается только при отходе от привычного стереотипа. В его классическом примере, пока собака гложет кость и все идет в соответствии с ее ожиданиями — высшие формы ее психической деятельности не включаются в регуляцию поведения. Работает «установка» — психологический эквивалент динамического стереотипа. В этих условиях активность стрессогенных систем минимальна. Но вот произошла неожиданность и накатанная программа адаптации не сработала или не достаточна — вместо желанного объекта (или объедка?) в зубах животного оказался камень. Возникает необходимость переадаптации. С психологической точки зрения, включаются наиболее гонкие механизмы психической деятельности животного, поднимающие уровень сознания над обычным автоматическим функционированием. С патофизиологической точки зрения, начинают работать механизмы стресса. Известное изречение Узнадзе, не снискавшее ему расположения среди адептов официальной философской доктрины: «В ворота сознания человек не войдёт никогда»— в контексте обсуждаемой нами проблемы может означать, что именно стресс открывает путь через эти ворота. Мы социализуемся, то есть входим в ворота сознания через обучение и воспитание, но... «корень учения горек» — так как имя ему — стресс. По Селье: «Стресс- это аромат и вкус жизни и избежать его может лишь тот, кто ничего не делает.... Мы не должны, да и не в состоянии избегать стресса. Полная свобода от стресса означала бы смерть. »(1974) Стрессор может отсутствовать, как реальный объект. Для стресса достаточно имиджа стрессора — то есть воспоминания или сигнала о нём. Последствия действия стрессора могут сказываться еще очень долго, после того как он прекратил действовать на организм реально. У человека в особенности большую роль играют коммуникативные стрессоры, связанные с деятельностью второй сигнальной системы («сила слова»). Здесь дело обстоит совершенно так же, как в иммунной системе, где иммунный ответ может возбуждаться не только самим антигеном, но и его антиидиотипическим иммунологическим имиджем. «Стресс, вызванный необходимостью уживаться друг с другом — главная причина недомогания» (Г. Селье, 1974). На животных Р. Эдер и А. Коген показали, что условного рефлекса, образованного путём многократного сочетания между стрессором (циклофосфамидом вызывающим у крыс желудочно-кишечное расстройство и иммуносупрессию) и сладким вкусом сахарина, добавляемого в циклофосфамид, достаточно, чтобы воспроизводить в дальнейшем стресс и даже стрессогенный иммунодефицит одним только сахарином (1975). Подобные стрессы в ответ на сигнальный раздражитель могут лежать в основе эффекта плацебо и, безусловно, имели определяющее значение в знаменитых опытах А. Д. Адо (1952) по «изменению иммунного ответа условнорефлекторным путём». У людей Г. Вейльянт (1979) исследуя студентов Гарварда, показал, что индивиды с психическими отклонениями, выражающимися в избыточной тревожности, проявляют в катамнезе почти в 10 раз большую заболеваемость соматическими недугами.

Пытаясь очертить рамки стресса, различные исследователи сталкивались с трудностями объективного характера — столь неспецифическое воздействие вызывает такую метаболическую перестройку, которая затрагивает все аспекты обмена веществ. Поэтому, трудно сказать, какой орган или система органов остаётся от стресса в стороне. Это привело к включению в перечень нейроэндокринных механизмов стресса деятельности множества гормонов и иных регуляторов (Р. Д. Мартин, 1984). Но если, хотя бы в чисто дидактических целях, очертить круг обязательных участников стресса, то мы придём к заключению, что имеются такие звенья, без мобилизации которых стресс в целом состояться не может. Это гипоталамус, гипофиз, надпочечники и вегетативная нервная система. Например, гипофизэктомия лишает животных способности к стрессу, в отличие от удаления щитовидной железы. Из этого следует, что роли, которые играют разные звенья нейроэндокринной системы в стрессе, глубоко неравноценны.

Просмотров: 337  |  Комментариев: (0)  | 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.